AAAAA A A А x

Человек труда - Зоя Шаманова

Словами ветерана Росгвардии

 

         «Попадет нам от товарища Дежнёва!» - промелькнуло в голове у маленькой Зои, она изо всех сил пыталась натянуть веревки потуже. Страшно было уронить ценный груз, пройдя несколько часов тяжелой дороги. Большой короб с навозом на санях скрипел на каждом повороте и несколько раз чуть не упал. Маленьким труженицам, Зое и ее подруге, на вид около десяти лет, для 1942 года картина обычная - на колхозе рабочие руки нужны были как никогда.

 

Сибирячка с натруженными ручками

Тот эпизод сейчас ветеран вневедомственной охраны Зоя Арсентьевна Шаманова вспоминает с улыбкой, но шепотом. Признается, что всегда жила бедно, но не сломалась ни разу, работала с самого детства. В наполненных слезой глазах мелькает прошлое, будто жизнь проносится обрывками, единичными черно-белыми кадрами из фильма. На беседу бабушка обычно не настроена, все хлопочет по дому. И только разговоры о ее родных способны вызвать неподдельные эмоции, и тогда сильная женщина, настоящий труженик тыла, осторожно опускается на кресло и, сложив руки вместе, называет имена близких - тех, кого забрала война.

Отец Арсентий Павлович Матин после смерти жены переехал из с. Ленинка в с. Уюк, воспитывал пятерых детей один, растил их настоящими людьми, призывал всегда приносить пользу своей стране. Зоя восхищалась им и часто бежала помочь «тяте» на поле. Весь скот Матины тогда сдали в колхоз «Искра». Упорство восьмилетней дочери Арсентий Павлович оценил, доверил управлять лошадью с плугом. Тракторов-пахарей тогда еще не было. Как глава семьи подкосит пшеницу, дети подбегали и собирали снопы, а они были большие. Трое ребятишек вставали удобнее, хватались за веревки и поднимали их. Мололи пшеницу, гребли и метали сено. Рабочий день у всех начинался с шести утра и длился до поздней ночи. Отдыхали в знойную жару только потому, что животным был необходим отдых, и снова брались за дело. Тогда у Матиных было всего понемногу: четыре дойных коровы, бычки, свиньи, овцы, козы, лошади.

После объявления о войне из бюджета семьи высчитывали зарплату на благо общей победы - то на танк деньги отправляли, то на самолет. К примеру, если заработали пятнадцать акша, на руки выдавали три.

 

 

Чтобы отец гордился… когда вернется

Разгорелась война и отец ушел на фронт в 1942 году. С отцом ушел и брат Леонид, ему едва исполнилось восемнадцать лет. Зоя Арсентьевна вдруг встает и достает из серванта старую фотокарточку, на которой запечатлен юный Лёня. Единственное фото с изображением близкого человека баба Зоя никому в руки не дает, гладит сама и с каждым разом вглядывается все пристальнее. Леонид Матин учился в Ачинске на пулеметчика, часто присылал сестре значки, открытки, марки.

В селе остались старики, женщины и дети. «Колхоз кормил всех» - настойчиво повторяет Зоя Арсентьевна, - «потому что трудились все дни и ночи напролет». Опекунство над сестрами и братьями взяла сестра Анна. Выдержала все тяготы, смогла заменить сиротам и отца, и маму, готовила и стирала. Хотя сама осталась с новорожденным ребенком на руках. Племянник родился в 1941 году. Муж сестры Петр погиб на Украине. Братский народ похоронил его в деревне, где он погиб, смастерил оградку и отправил письмо.

После тяжелого трудового дня дети собирались у соседей дома, слушали радио. Каждая радостная новость сопровождалась слезами счастья, а печальная звучала в полной тишине. Зое казалось, будто из дома сейчас выйдет отец и позовет ужинать, похвалит за то, что выстояли его дети. Но никто не возвращался. И писем от отца не приходило. О том, что он погиб, освобождая Ленинград, дети узнали только много лет спустя из Книги памяти.

Слова из последнего письма брата Зоя Арсентьевна знает наизусть: «Надо большое счастье иметь, родные, чтобы выжить в предстоящем бою. Я еду под Сталинград…»  Леонид до сих пор числится  в списках без вести пропавших. «Мои дети куда только ни обращались, чтобы его имя вписали в мемориальную доску и в книгу памяти, даже в Москве хлопотали, но тщетно», - последние слова ветерана больше похожи на вздох.

Как вспоминает Зоя Арсентьевна, однажды через село прошла колонна Красной армии. Переночевали в местном клубе и через сутки, набравшись сил, пошли дальше. В той колонне были юноши восемнадцати лет. Это была последняя мобилизация в ТНР 1944 году, когда на советско-японскую войну были призваны молодые люди, имеющие двойное гражданство. Всего из Тувы ушли на фронт три с половиной тысяч воинов и около девятьсот человек добровольно. А двести человек были взяты на трудовой фронт.



 

        

 

О том, почему раньше было лучше

До войны Советский союз считался заграницей. В Туве в денежном обороте были акша. Эти деньги Зоя Арсентьевна помнит до сих пор. «Когда  решили поменять акша на рубли, мы все отказывались их принимать. На акша можно было купить много всего, ценная валюта была. Продукты до войны привозили с Ленинграда. Не было такого, чтобы был дефицит. Одежда и продукты другие бытовые товары снабжали с северной столицы». Домашний скот сдавали в местный магазин, получали деньги за мясо и яйца. В основном на печке жарили картошку, тараа, молоко и ели творог. Конечно, в сезон урожая в лесу собирали грибы и ягоды. Осенью весь урожай забирал колхоз. Выдавали по три мешка пшеницы, но этого хватало только на посев следующего урожая и немного на зиму. В колхозе на каникулах целыми днями работали. А в учебный год в послеобеденное время шли на колхозный двор, получали указания и выполняли.

«В военные годы народ сплотился еще больше. Работали все добросовестно.  Все очень старались на общее благо жить. Для счастья много не нужно было для советского человека. Отдавали все - скот, продукты, вязали носки, варежки и шапки для солдатов. Благо, шерсти в колхозе хватало всегда».

Подростком Зоя научилась управлять трактором. Да так умело, что председатель колхоза предложил поехать в Кызыл выучиться на тракториста, но у юной Зои были совсем другие планы. После школы девушка поехала учиться в Кызыл на медсестру. По направлению уехала жить в село Эрзин патронажной медсестрой.

Послевоенное время далось молодой девушке нелегко, как и всем в стране. Платили немного. В советские годы заработная плата ни у кого не отличалась - восемьдесять рублей. «Я в молодости еще хорошо говорила и понимала тувинский язык, по просьбе врачей, переводила жалобы пациентов. И в снег, и в стужу, в дождь приходилось посещать больных. Некоторое время работала сортировщицей в птичнике, распределяла яйца в колхозы для вывода птенцов. Получила опыт кассира. Вскоре вышла замуж за пограничника иркутянина Георгия Панфиловича Шаманова. Чуть позже судьба привела меня во вневедомственную охрану. Я стала кассиром», - в голосе бабушки  нотки усталости. Нет, скорее разочарования, потому что дальше она продолжает, с вызовом и вопрошающим взглядом: «Откуда в вас – современном поколении – чувство пустого собственного величия, самолюбие и лень. Меня удивляет, как современный человек не стыдится быть безработным и безграмотным. Трудиться может и должен каждый, и зарабатывать нужно своим трудом, а не воровать друг у друга, не отнимать и не убивать».

Что можно сказать в оправдание молодежи  человеку, который с малых лет трудился наравне со всеми, который уже слабо верит в человечность и доброту людей, но точно верит в нерушимость того поколения настоящих защитников Родины… Провожая меня, бабушка трепетно кладет фотократочку брата обратно в сервант и, кажется, настроена ждать своего героя и дальше.


Лилия Очур

Газета "Тува ТВ Инфо"

ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ